Читать книгу сначала. Глава 1

   

 Нет чувствам и любви смирения.
 Разлука, боль, порывы, страсть…
 Вино в  сердцах ,  и  наслаждение
 Не скрыть никак ,  не оправдать… 

                                         Глава 1

        Утро. Холодно.  Всю ночь  Наталия  не могла уснуть от жуткой  порывистой  погоды, которая  за окнами  двухэтажного деревянного дома пела свою морозную песню. В камине от вчерашних углей остался  только серый пепел и вся обстановка приятного романтического вечера растворилась и исчезла, оставив следы недопитого вина в бокале,  легкий беспорядок и утренний холод. Наталия куталась в одеяло, но никак не могла согреться.  В скором времени она встала, надела теплые гетры, махровый халат и спустилась вниз, чтобы  набрать  дров и растопить  любимый камин.
   Она любила проводить время в  своей  уютной комнате с синими гардинами, смотреть на огонь, мечтать,  думать, влюбляться в каждую вещицу в доме, чувствовать запах дерева и наслаждаться выдуманным счастьем. 
  Ее муж все свободное время  проводил на рыбалке. Несмотря на непогоду, он мог часами бродить по берегу и забрасывать спиннинг.
  Март выдался  не солнечным.  Долгое ожидание красавицы – весны  разочаровало  дождливостью. Все дни Наталия проводила дома; лишь изредка выходила подышать свежим воздухом у реки,  медленно протекающей в нескольких шагах от дома.  Стоило немного спуститься в низину по тропинке, и  можно  было подойти  к реке совсем близко; слушать  ее, прикасаться  к ледяной, но очень прозрачной воде, смотреть на крохотных  рыбок, сбившихся в стайку и радоваться легкости, не обременяющей свободе.  
В такие мгновения время останавливалось,  становилось совсем неважно который час и  сколько осталось до ужина. Мир улыбался, природа разговаривала, рисуя картины свои;  на сердце накрывали теплое мягкое одеяло как будто; Наталия называла  это гармонией.  Почувствовав глубину необыкновенно - волшебного  чувства, она  вновь и вновь окуналась в мир красоты и совершенства, созданный тайным, талантливейшим художником.  Она много времени проводила у реки, называла ее своей  подругой, а та в ответ тихонько журчала,  продолжая часы наслаждения.
  Чувственная, сердечная, она любила все вокруг: небо, воздух, рыбок… жизнь. 
  - Натуля! Ната! – звал ее муж.
 Она не отзывалась.
 - Ну, конечно же, ты здесь.  Смотри- ка какой улов?
Наталия смотрела на шестикилограммовую  щуку, которая жадно хватала жабрами воздух.
 Девушка   просила мужа отпустить,  попавшуюся на крючок добычу:
 - Отпусти ее.  Посмотри, как она хочет жить!
 - Если я ее отпущу, мы останемся без обеда.
 -Ну и что, отпусти, - повторяла  девушка, надеясь уговорить  жестокого рыбака.
 -  Ната,  перестань, -  сказал мужчина и унес  щуку в дом.
Защитница  испытывала  огромную  жалость, но мужу перечить не стала, послушно пошла за ним.
 Они были счастливы.  Золотые  зори встречали вместе, любовались  красотами  Царицы-природы,  гуляли  лунными ночами по берегу. Казалось бы,  так романтично.  Но нет,  Наталия  не могла насытиться  этой молчаливой любовью. Она  ждала, что он нежно поцелует ее как прежде,  восхищенно что-то будет разглядывать в ее глазах, но никак не могла дождаться. Она пыталась расслушать его дыхание,  но он   постоянно куда-то торопился, интересовался всем, но не ее чувствами, которые запрятались в уголках ее терзающей души.
«Неужели я стала такой неинтересной», - думала она.- «Почему же он не может любить меня так сильно, как прежде».  
Алексей, так звали ее мужа,  крепкий, видный мужчина, любил  ее спокойной любовью.  Его чувствам  невозможно было вырваться; они  были заперты  на крепкие  замки  могущественного достоинства,  силы духа, и твердой уверенности в себе. За спиной такого мужчины  не страшно, открыты все двери  мира, но в любви он признается только тогда, когда  его об этом спросят.
  Необъяснимая  тоска  была  больше  надуманностью девушки, чем недостатком внимания любимого человека, и она прекрасно это понимала.
 Одним  уютным вечером,  тихим до такой степени, что был слышен треск сгорающих бревен в печи и жужжание  неугомонной мухи на окне за шторой,  пытающейся всеми силами  выбраться  на волю, чтобы налетаться  вдоволь,  Наталия сказала:
- Мы очень скучно живем.
- Разве? Мне кажется, мы живем лучше всех, - ответил Алексей, внимательно читая  пятничный выпуск любимой  газеты.
- Может быть мне найти работу? – спросила девушка. – Я бы могла устроиться менеджером или  секретарем. Общаться с людьми, носить новые платья.
 - Зачем тебе это? Не выдумывай.  Моя жена не  будет работать. 
 - Ты хочешь устроиться на работу, потому что тебе скучно?–  спросил  муж и добавил:
 - Скоро лето, будет весело. Приедут друзья, братья,  и не успеешь поскучать.
 - Какие  у тебя планы на завтра? - спросила  девушка.
 - Завтра  суббота.  Можем съездить на выставку.  Артем, племянник  Саши Абрамова,  художник,  презентует свои картины.   У него вроде как  в первый раз такое событие.
 - Не могу вспомнить.  Кто это?
 - Ты его видела всего один раз, да и то на похоронах  у Абрамовых.                                                                  
 - Я с ним не знакома?
 - Нет. 
 - Ах,  я совсем забыл. Завтра не получится.  Я обещал  посмотреть машину Савельеву.
  Только настроившись хоть на какое-то развлечение,  Наталия  не сдержалась,  и повысила тон:
 - Посмотри, ты всегда занят. У тебя есть время  на Савельевых, Разиных и еще там кого, а я? А я постоянно одна. И ты хочешь сказать, что это не скучно?  Это просто невыносимо.  Я получила образование,  и не могу работать. Я  не знакома со многими, кого знаешь ты. У тебя работа, рыбалка, щука, но не я. Мне тридцать два года, а я просто домохозяйка.
  - Милая, ты преувеличиваешь, - спокойно ответил Алексей.
  - Нет. Я говорю как есть.
  - Ты сейчас скандалишь, потому что тебе скучно. Ну, я то знаю,  - муж попытался обернуть излишне  эмоциональный разговор  в шутку.   
  - Почему бы тебе самой не поехать завтра на выставку? Я приеду чуть позже.
  - Я никого там не знаю.
  - Сашу  знаешь. Он тебя встретит.
  - Во сколько начинается выставка? – улыбаясь, спросила Наталия.
 Глаза ее засверкали, настроение  сразу изменилось,  она подошла к мужу,  присела к нему на колени,  и  радостно поцеловала в щеку. 
   - Начинается в одиннадцать. А фуршет в четыре.
   - Пойду, подумаю, что надеть, - повеселела Наталия и поднялась наверх.
  Выбрать платье  невыносимой моднице  не составило большого труда.  За десять лет совместной жизни с Алексеем ее гардероб   был переполнен разными нарядами.
  Примеряя платья одно за другим, девушка выбрала черное, классическое.
  Она словно ожила и с нетерпением ждала завтрашнего дня... 

 Ровно в одиннадцать часов следующего дня  Наталия вышла из черного автомобиля   у  трехэтажного  здания с колоннами.
  Было жутко холодно. Девушка приподняла длинное платье, чтобы не испачкать его о грязный асфальт и подошла к входной  двери.  Рядом с дверью, на стене здания  висел плакат с фотографией молодого художника,  на котором было написано:

«Артем  Новиков. Художник.  Презентация картин  «Дыхание  весны». Вход свободный».

  Наталия остановилась у плаката,  внимательно рассмотрела  фотографию и,  улыбнувшись,  вошла в здание.
  - Где проходит выставка картин Артема Новикова? -  спросила она у гардеробщицы и сдала свое пальто.
 Девушка почувствовала себя неловко, когда полная женщина, не скрывая своей неприязни, осмотрела ее с ног до головы. 
  - На втором этаже, -  недовольно ответила  гардеробщица.
  Поднимаясь по лестнице, Наталия держала в руках подол своего платья и звонко стучала металлическими шпильками высоких каблуков. 
   Молодой художник стоял в холле.  Он был один.  Наталия оказалась первой посетительницей его выставки. Он немного волновался.
  - Здравствуйте, -  встретил красивую гостью.
  - Здравствуй, Артем, - поздоровалась Наталия.
  Парень задумался:  девушка была ему не знакома, и все же  их приветствие заставило усомниться его в этом. Он попытался вспомнить, где мог ее видеть.
  Она грациозно ходила по залу, разглядывая его работы, а он украдкой смотрел на нее. В его голове   пронеслась  мысль о том, что он, возможно, ей понравился, поэтому  она назвала его по имени.  Но  скорее это было  желание  парня, чем правда.
  Молодому художнику было безумно интересно, что она думает о его творчестве. 
 Он ожидал от  этой  выставки  многого: приятной критики, успеха, значимости, уверенности и вдохновения, но когда неизвестная  обворожительная незнакомка  приблизилась к его картинам,  он забыл о своих ожиданиях.  Ее мнение было самым важным для него.  Она  проникла в самое сердце... Она вдохновила  его.  Он  уже представлял,  как рисует ее портрет в этом длинном облегающем  платье прямо на фоне  своих  картин.  Такая таинственная и милая, спокойная и яркая, о чем думает она? Он не знал, но больше всего хотел узнать.
  - Нравится? – осмелился спросить.
  - Да. Очень.
  - Это «дыхание весны».  Как чувства... после  сна.  Вы меня понимаете?
  Артем говорил душой. Приблизившись к девушке, он чувствовал. Это было вдохновение любви. Тот самый глоток  чистого воздуха, который исцелит его от бесконечной неуверенности и самокритики и он полной грудью,  благодаря ему,  сможет дышать свободой и удовольствием.
   - Да.  …Я впервые на выставке. Даже и представить не могла, что  смотреть на природу в картинах так приятно, - улыбаясь, говорила Наталия.
  Эти слова проникли в самое сердце художника; он продолжил разговор.
Совсем недавно парень был взволнован, сейчас же, рядом с Наталией, он и сам ожил, как весна в его картинах.  И словно достойный автор своих работ,  он рассказывал  о каждой картине глубоко и чувственно, посвящая  девушку в свое творчество.
  - Эта картина самая первая, которую я рисовал в этой тематике.
  - Подснежники.
  - Да. Подснежники. Именно так, еще в снегу, очень близко.
  - Хочется  дотронуться.
  - Правда?
  - Да.
  - Это можно считать большим достижением.
  - Так и есть.  Эта картина, словно живая.
  - Мне хотелось максимально передать свои чувства.
  - О чем вы думали, когда рисовали ее?
  - Смотрите, вот этот подснежник, немного  дальше от других.  Он одинок, как  я.  Ему трудно приблизиться к другим.  Он живет в своем мире, рисует, ему точно также как всем, светит солнце  и также блестит снег.  Вот, такой, одинокий художник, этот подснежник.
  Наталия смотрела на картину и ловила себя на мысли, что и  она бывает  одинока. 
 - Вам грустно?
 - Немного. Значит эта картина о грусти?
 - Можно и так сказать... Но и о надежде тоже.
 - На любовь? - угадала Наталия.
 - Да, - заглянул в ее игривые глаза чувственный художник.
 Она смутилась и спрятала взгляд, хотела изменить тему разговора, но это ей не совсем удалось.
 - Мне интересно:  разве художник  может написать о любви, если он одинок? 
  - Он может быть влюблен в природу.
   Наталия словно проникла в его сердце и поняла все его чувства. Она так четко говорила то, что  он хотел  слышать и готов был продолжать бесконечно душевный разговор, но приходили посетители и парень должен был отлучиться.
  Разговаривая с ними, Артем украдкой смотрел на Наталию и, как только, появлялась свободная минутка,  возвращался к ней. 
  Он часто смотрел на часы и не хотел, чтобы она уходила. Словно подарок судьбы и героиня вдохновения, эта девушка нужна была ему, как солнце, согревающее душу, как мечта, которая так близко. 
Многие надолго не задерживались и уходили, но Наталия не торопилась и с нетерпением ждала фуршета.  
  Артем так и не узнал  в ней  знакомую  и представить себе не мог, что она жена Демидова.

 Алексей подошел к супруге и обнял.
- Ты прекрасна, как всегда, - сказал муж.
- Ну, что, развеялась немного? Тебе здесь нравится?
- Да. Очень. Посмотри, какая прекрасная картина. 
Артем так тонко чувствует природу.

  Как только парень снова услышал свое имя из уст очаровательной Наталии, почувствовал ее настолько близко, что, казалось, в глубины его души прокрались лучи могущественного озарения. Его  стала преследовать навязчивая идея: рисовать, немедленно, сейчас же…
  Он принес мольберт, поставил его у окна, чтобы не мешать посетителям; разместил на нем  полотно, взял в руки краски и кисти и принялся за дело.
 Окружающие удивленно смотрели на него и восхищались.
- Он рисует? – спросила женщина пожилого возраста.
- Да. Он рисует. Смотрите. Как интересно.
 Люди окружили художника и с интересом наблюдали за творческим процессом.
  Наталия теребила мужа за рукав, в то время, когда он разговаривал с отцом Артема и звала присоединиться к смотрящим:
 - Леша, пойдем, посмотрим. Это безумно интересно.
 - Ната, иди, я позже посмотрю.
Уговаривать супруга было бесполезно, и она пошла одна.
  Артем ловко справлялся с кистью, рисовал легко и быстро, смело играя красками, будто знал, что представит зрителям.  На первый взгляд картина казалась слишком темной и неразборчивой, но спустя некоторое время можно было заметить, как появлялись фигуры.
 - Что он рисует? Это женщина? - слышалось в толпе.
 - Нет. Мне кажется, он рисует себя, - высказала свое мнение  юная девушка.
  Наталия подошла ближе и сразу поняла сюжет картины.  Мужчина и женщина в тени весенней ночи, на фоне насыщенной майской природы, обнимали друг друга. 
Художник взял белый карандаш, чтобы разбавить краски, и легкими движениями зарисовал нужные места создающегося шедевра. Картина была размыта, но благодаря добавлению светлого тона, сюжет представлялся более точным и несколько сказочным; таинственным и возвышенным.
 Эта картина не была похожа на презентуемые; совсем другие цвета, стиль, чувства.
 - Как красиво, - послышался отзыв из толпы.
 - Как изысканно, - кто-то выразил очередное мнение.
Но вдохновленный художник не обращал внимания на слова зрителей, его захватила некая могучая власть, и он ничего не мог с собой поделать. Он продолжал рисовать, корректировал в картине выражение глаз влюбленных, добавлял  изящества и чувственности.
  Наталия поняла, что он рисует ее, их обоих. Ей стала неловко.
 - Что скажет муж? Может начаться скандал. Лучше уйти, пока никто не догадался, что виновница происходящего и в то же время муза художника, это она, - думала Наталия.
  Как быть? Что делать? Сердце стучало быстро и раздраженно. Какой стыд?
 Зная своего ревнивого мужа, она любыми способами готова была прекратить это безумие, и в голову пришла прекрасная мысль притвориться уставшей.
  - Леша, мне что-то не по себе. Голова раскалывается. Нам лучше поехать домой.
 - Не сможешь потерпеть немного? Мне с Павлом Викторовичем обсудить кое-что нужно, - ответил супруг.
  - Как хочешь, я поеду домой одна, я устала, мне плохо, - грубо сказала Наталия и пошла к выходу.
 Алексей извинился перед собеседником и поспешил за ней. В холле на первом этаже здания помог супруге надеть пальто, они вышли на улицу, он открыл ей дверь в машину и они, не дождавшись фуршета уехали.

  Наталия за всю дорогу не проронила ни слова.
  Она сидела на кровати, закрыв лицо ладонями, и в ее голове не укладывалось, как подобное могло произойти с ней.
  Казалось бы, что таково в том, что молодая красивая девушка вдохновила автора? Однако, как объяснить людям причину его вдохновения? Бесконечный вопрос «почему?»  будет преследовать каждого любопытного зрителя.
  Демидова Наталия, замужняя женщина, супруга Алексея Демидова, полуобнаженная, в объятьях молодого художника… Сюжет картины понятен: это любовь. Но все же, творчество нередко отражение действительности…
 Разговоров не избежать. У каждого своя истина. Оправдываться нет смысла. Единственное, что можно сделать, это забрать картину у художника, пока ее не увидели знакомые, которые соберутся на фуршете, чтобы отпраздновать триумф Артема Новикова. Но как?
 Наталия прогоняла прочь страх откровенного разговора с мужем, стараясь собраться с силами и как можно быстрее объяснить ему суть происходящего, и необходимость вернутся в город.
 Сотни раз она была свидетелем сцен ревности и никогда не позволяла себе дать хоть малейший повод для проявления этого гневного чувства.
 Получить доверие супруга стоило немало усилий для нее. Алексей – хоть и холодный, но собственник. И не потерпит, чтобы его репутация была подорвана. Он привык быть в глазах друзей и знакомых человеком  чести и правды, который, что и дело, гордился мудростью и порядочностью достойной супруги. В этой же ситуации бессовестность жены может стать поводом для сплетен и его имя обваляют в грязи.  Мужчина из интеллигентной семьи в одно мгновение для всех станет не профессором экономических наук, а жертвой  слухов.
  Наталия посмотрела на часы. Стрелки показывали без пяти минут четыре. Она встала. Оправилась. И спустилась вниз, чтобы поговорить с мужем.
  Алексей сидел в кресле.
  Наталия подошла к нему.
- Леша, я должна тебе сказать…
- Что? – недовольно спросил супруг.
  Он сразу понял серьезность разговора и уже ждал его, ведь несдержанное поведение жены в глазах собеседника Павла Викторовича на выставке было поводом для извинений.
 - Что здесь говорить, Ната? Это не первый раз. Как ты можешь грубить мне? Что обо мне подумают? Что моя жена не уважает меня, раз позволяет себя так вести?
 - Прости. Я…
 - Ты сорвала мне важный разговор. И голова у тебя, как я вижу, на самом деле не болит.
 - Мы можем вернуться, если хочешь. Мы должны вернуться…
 Алексей никак не давал сказать ей, что послужило причиной  обмана. Он пытался научить ее манерам, присущим интеллигентным людям, вспомнил правила этикета и отчитывал  как девчонку.
 - И ты говоришь вернуться. Как ты можешь вернуться, если у тебя голова болит? Какой уже в этом смысл?
 - Леша, дай мне сказать. Артем нарисовал картину…
 - Ната, ты меня вообще слышишь? Какая картина? Причем вообще здесь его картины?
 - На картине я… почти обнаженная.
Алексей не мог сказать ни слова. Наталия не теряла ни секунды, и поспешила выложить все, как есть.
- Он нарисовал меня на своей картине. На той, у которой столпились люди. То есть не совсем меня. Нас обоих. То есть его и меня. Я не знаю, что на него нашло. Я не давала никакого повода, я просто похвалила его картины и все. Поэтому я соврала, что мне плохо. Что нам делать, Леша? Ради Бога, не думай ничего плохого. Это просто картина. И лучше ее забрать или купить, пока она не дорисована.
- Купить?.. – удивленно спросил муж. – Я должен ее купить?
- Я ни в чем не виновата. В любом случае, он не имел права рисовать меня без моего согласия.
- Ну, этот малый получит у меня, - злился Алексей.
Он быстро надел пиджак и галстук и направился к выходу.
Наталия взяла свою сумочку, поправила волосы и пошла вслед за супругом.
- Я сам заберу ее, сиди дома, - проворчал Алексей и захлопнул перед ней дверь.
Артем продолжал рисовать.  Гостям принесли шампанское и трюфели; вдохновленного художника оставили наедине с картиной. Он обещал презентовать нечто новое и совершенное.
  Его отец беседовал с приглашенными людьми и гордился талантливым сыном.
 Собрались друзья и коллеги; академики, филологи и поэты.
 Честь всей семьи Демидовых висела на волоске.
 - Сынок, долго еще? - спросил  любящий отец.
 - Гости заждались, заскучали.  Дай  посмотреть, что у тебя получилось?
 - Нет, папа, посмотришь со всеми.  Две минуты и я представлю ее.
 - Две минуты?
 - Да, это очень мало.
 - Хорошо, две минуты, сынок. И не более.
Секунды стучали в висках. Словно замерло все в этом мире, а время осталось.
  Две минуты…Две минуты… как два тяжелых глотка красного полусладкого вина из бокала Наталии в запертом глухом доме, как две противоречащие мысли об измене и верности любимой жены в голове Алексея, как жажда вдохновения забывшего обо всем художника.
  Один шаг ревнивого супруга и картина так и осталась бы стоять на мольберте у окна, но время будто сговорилось с искусством живописи, и Артем повернул ее к зрителям; освободил от мрака таинственности, дал воздуха любви, дал света …
  Она была прекрасна. Точные линии, гармония цвета, четкость и ясность; искренность, нежность, блаженство, выражение истинных  чувств… Художник рисовал ее сердцем.
 Его муза прижималась к любовнику, и, казалось, нестерпимо ее желание;  она была красива и откровенна; он горяч, молод и счастлив. Глаза влюбленных искали друг в друге любви совершенной, возвышенной и в то же время той, которая держит в оковах чувственности и правит, награждая удовольствием.
 Артем был доволен своим творением. Однако, гостей картина застала врасплох. В зале воцарилась тишина.
 Отец подошел к сыну и отвел в сторону.
- Это что такое? Ты что себе позволяешь?
- Она прекрасна, правда? Это мой новый стиль. Посмотри, какие краски, сколько страсти.
- Убери это немедленно. Твое счастье, что здесь Демидова нет.
- Папа, это просто картина.
- Я сказал, убери! - крикнул отец.
  Артем поспешил выполнить его требование.
  В зале шептались, кто-то хихикал, женщины качали головой.
  Алексей опоздал. В то время, когда он поднимался по лестнице, картину накрывали синим покрывалом.
- Подождите. Не трогайте. Краски не высохли, - умолял художник. – Вы повредите ее.
- Это просто картина. Разве в ней есть что-то плохое? -
пытался объяснить людям.
 Но в ответ он не услышал ни слова. Его не судили, не критиковали. Шок. Неожиданность. Непонимание. И шепот, бесконечный шепот он принял в ответ. Словно собравшиеся мыши в одну большую стаю, его зрители тихо сплетничали о Наталии, которая и представить себе не могла, что вызвала такой интерес к себе.
 Артем согласился накрыть картину, но прикасаться к ней не позволил.
 Павел Викторович пытался объяснить гостям  нелепый поступок своего сына, находил нужные слова, ему в знак уважения, соглашаясь, качали головой, но оставались при своем мнении.
 Что мог чувствовать отец в этот момент?
 Стыд. Растерянность. Отчаяние. Он и сам не верил в то, что, между этими влюбленными на картине, нет никакой любви, как на полотне, так и в жизни.


 Алексей вошел в зал. Сдержать злость оказалось труднее, чем он мог себе представить. Увидев молодого соперника, готов был разорвать его прямо на глазах у всех.
 Разговаривать с этим мальчишкой ему хотелось меньше всего. Он увидел рядом с ним укрытую картину и понял, что опоздал.
  Неугомонные зрители вдруг замерли в ожидании. Что же будет? Сам Демидов пришел защищать свое имя.
  Супруг  Наталии подошел к мольберту и сорвал покрывало. Противостоять ревности своей он не смог. Здравый смысл покинул его. Он  больше не верил в честность любимой жены. Стоило только посмотреть, как она умиляется в объятьях другого человека, пусть даже на картине, неверность и предательство начали тревожить мужское мужественное сердце. И было уже неважно, позировала она сама или нет, встречалась ли с художником тайком или не знала его вовсе. Как слаб, оказался мужчина от одной только мысли возможной измены, от увиденного откровенного пафоса, хоть и  бездоказательного.
  Алексей закрыл лицо ладонями. Он до последнего надеялся, что на картине не его жена; и Наталия просто ошиблась, но вдохновение художника жестоко откликалось  в его сердце.
  - Я все объясню. Вы неправильно поняли, – замешкался Артем.
 Но разъяренный супруг не собирался ничего слушать. Ему было совершенно не важно где он и кто его обидчик; единственное, что ему хотелось - это дать этому наглецу по его смазливой физиономии.
  - Алексей Сергеевич, - вмешался отец Артема.
- Давайте не будем устраивать концерт. Поговорим без свидетелей. Все выясним. Разберемся. Не стоит так агрессивно реагировать на творчество моего сына.
- Вы называете это творчеством? – яростно кричал Алексей.
- Вы забываетесь. Забыли, с кем разговариваете? Помнится, совсем недавно мы вели интереснейшую беседу о ваших намерениях выступить в президиуме.
- Защищаете сына? Конечно. Ваше право.
- А, вы? Защищаете жену? – намекнул на ее измену Павел Викторович.
- Ну, знаете ли, я не позволю…
- Перестаньте. Что за ребячество? Поговорим в кабинете директора музея.
 Алексею ничего не оставалось, как уйти из музея совсем или согласиться выяснить ситуацию и пойти за своим начальником.
  Гордость разрывала все его тело на куски. Достоинство искало защиты и мщения. Унизиться он не мог. Сбежать как трус тоже. И только потому, что не сдерживал желание ответить на удар глупому художнику и его высокомерному отцу,  Алексей согласился поговорить без лишних глаз и ушей.
  - Не суйся. Проводи гостей и езжай домой. С тобой я потом поговорю, - тихо сказал отец своему сыну.
  - Как же? Пусть объяснит, какого черта он опозорил мое имя, - потребовал Алексей.
  - Алексей Сергеевич, ну, что взять с глупого мальчишки? Мы же с вами взрослые люди. Разберемся сами. 
  В большой комнате с высокими окнами двое мужчин пытались найти оправдание всему происходящему.
 - Вы должны понимать, все это не просто так. Она позировала ему, и, я уверен, не однократно.
 - Вы клевещите. Не хотите, чтобы эта история была предана огласке. Ваш сын обнародовал свое творчество, как вы это называете, не имея на то согласия изображаемого.
 - О какой огласке вы говорите? Огласка уже есть. Столько человек видели.
 - Вы прекрасно знаете, о чем я говорю. Об охране изображения гражданина  и о праве на неприкосновенность личного облика.
- Я понял вас. Только это не вам решать. Не вы жертва обстоятельств.
- Вы считаете, моя супруга не станет защищать себя?
- Думаю, нет. Ведь, она сама виновата.
- Ну, все, с меня хватит. Почему я должен терпеть это? – не сдержал себя Алексей и схватил начальника за пиджак.
 - Ты что? Думаешь, я не смогу тебе врезать?
 - Ладно. Ладно. Пусть будет по-вашему, - остановил его Павел Викторович.
 - Вы защищаете честь семьи и это нормально. Наверное, я на вашем месте поступил бы точно также. Не будем же мы с вами драться, как дети.
 Алексей отпустил его.
- Вы правы.
- Я приношу извинения за своего сына. И готов возместить причиненный вред.
  Павел Викторович достал чековую книжку и спросил:
- Двести тысяч. Такая сумма не обидит вас?
- Мне не нужны ваши деньги. Отдайте картину. Я хочу быть уверен, что ваш мальчишка не натворит еще больше глупостей.
 - Что ж. Ваше право. 

  Наталия не могла найти себе места. Прошло три часа с того момента, как Анатолий уехал. Казалось, целая вечность. Нет ничего труднее, чем находиться в неведении и ждать.
  Сердце стучало быстро и тревожно. Зная характер Алексея, она больше всего боялась, что он не поверит ей. Не смотря на то, что оправдываться было не в чем, страх потерять доверие любимого супруга, заполнил всю ее впечатлительную душу.
  Столько лет, столько сложных упрямых дней, проведенных с мужем, она, что и делала, выстраивала искренние и чувственные отношения в семье, чтобы наслаждаться счастьем и гармонией. И надо же было такому случиться? Без повода, без малейшего намека, она стала изменницей и предательницей. Той, которая убила всю радость и нарушила мир и благополучие самых преданных супружеских чувств. Кем она стала в глазах мужа? Порочной обманщицей? Его оскорбительницей?
   Наталия не находила себе места. Она подбирала нужные слова, которые скажет своему супругу, когда он вернется.      
  Объяснить, рассказать правду, все до последнего слова, о чем они говорили с Артемом, что обсуждали… Нет. Она металась. Все мысли в голове перепутались. 
   Она сделала еще один глоток вина из бокала и села в кресло. Пыталась успокоить свои чувства и заставляла себя сохранять сдержанность. Вот- вот в дом войдет Алексей, а она в таком смятении, да еще и пьет вино. Значит, волнуется. Значит, есть о чем волноваться. Проанализировав свое поведение, девушка поспешила убрать вино и пустой бокал с места преступления.
  Алексей не любил, когда его жена употребляла алкоголь, ведь сам его практически не пил. И взбалмошное состояние супруги, порой, оценивал, как  причину скуки.
   Время как будто специально медленно тянуло стрелки на часах, давая возможность собраться и упорядочить мысли. Но у девушки никак не получалось вразумить себя. Не те мысли, порывистые, совсем другие чувства и вопросы, один за другим стремительно возникали в ее голове и сердце. Руки дрожали, душа одновременно и боялась  и согревала все тело воспоминаниями о разговоре с художником. Наталия стала его музой, вдохновением; понимание этого приятно подкрадывалось к сердцу.
  Алексей вошел в дом. В его руках была картина.
- На, держи, повеселиться ей хотелось, - недовольно сказал супруг и передал ее Наталии.
  Картина была дорисована, краски немного размазались, но это не помешало девушке восхититься ею.
 - Меня еще никто никогда не рисовал, - сказала она, разглядывая творение художника.
 - Что? – удивился супруг.
 - Леша, ну, я живой человек. Я говорю то, что чувствую. Она красива, и мы оба это знаем.
 - Ната, с тобой все в порядке? Эта картина сломала мне жизнь, карьеру. И ты говоришь, что она красива?
 - Я сказала правду.
 - Вот, так, легко, без всяких объяснений, ты признаешься в  измене?
- Леша, это отношение к картине, а не к…
- К кому? К этому глупцу? – перебил ее муж.
- Я не знаю, что говорить. Знаю только то, что ты мне все равно не поверишь. Только это глупо, ревновать меня к картине.
- Так это я глупец? Я? Интересный случай.
- Ну как я могла тебе изменять с этим парнем, если я его вообще до сегодняшнего дня не знала?
- Это не оправдание.
- И вообще, как может это нарисованная фантазия влиять на наши чувства? Как? Эти краски? Эти люди все? Мы столько лет вместе. Неужели ты так и не понял за все эти годы, как сильно я люблю тебя?
 Алексей молчал. Ревность кипела в нем огненным вулканом. Еще немного и он взорвался бы, но нет, потребовал сжечь картину.
 - Тогда избавься от нее. Сожги ее. Давай, разорви ее к чертям на мелкие кусочки, и брось в огонь.
 - Сейчас?
 - А что тебе мешает?
 - Хорошо. Где? Камин не растоплен.
 - Ах, камин. Все дело в нем. Тогда растопи его. Или, хочешь, устроим большой костер во дворе? Неси дрова.
 - Я?
 - Да. Ты. Докажи то, что ты только что сказала.
 - Я столько раз доказывала тебе. Это безумие. Ты унижаешь меня.
 - Ничего, потерпишь. Рви ее! - яростно кричал мужчина.
 - Любовь не терпит унижений, она выше этого, - сказала Наталия и вышла из комнаты, бросив картину на пол.
  Она была обижена на супруга. Не хотелось ничего. Закрыться ото всех, уйти в себя, поговорить с сердцем и спросить у него: откуда недоверие? От любви или от ее отсутствия? Что это? Эгоизм или обыкновенная мужская ревность? Как можно одним жестоким словом убить все, что строилось годами?..
  Наталия была разочарована. Любовь казалась ей возвышенным, всесильным чувством. А оказалось, не так на самом деле. Оказалось, что сила любви дана не каждому и это чувство всего лишь хрупкий хрусталь в небрежных руках, который может разбиться. И снова раздумья: значит, этот не каждый не ценит то, что есть в его жизни, либо и вовсе этого нет?..
  Светало. Наталия не спала. За окном шел дождь. Она смотрела в окно, и, казалось, он плачет вместе с ней. Маленькие капли  задерживались на стекле, а потом по очереди медленно стекали вниз. Всю ночь девушка была одна. И, несмотря на то, что она хотела побыть наедине со своими мыслями, все равно ждала  супруга, оставив дверь открытой. Но он не пришел.
  Впервые они не спали вместе. Спустя столько лет их совместной жизни, Алексей не зашел в их общую спальню, находясь дома.
  Ночь обоих наградила одиночеством, дала возможность подумать, отдалила от счастья, а утро молчаливо страдало за окном.
  Алексей встал раньше и ушел на рыбалку. Шерстяной плед остался на диване. Когда Наталия спустилась в холл, то увидела, что мужа нет. Подошла к дивану и аккуратно сложила  вещи супруга. Картина валялась на полу и смотрела прямо на девушку. Наталия подняла ее.
  Ей было жаль этого порывистого и неосознанного вдохновения молодого художника, но даже то, что она оценила картину непредвзято, независимо от всего происходящего, не спасло уникальное творение. Наталия разорвала холст на куски и грациозно положила на письменный стол.
 - Ради нашего счастья, Алеша. Во имя любви, - сказала она вслух и вышла из комнаты.
  Наталия не собиралась продолжать бессмысленную ссору и, понимая, чувства супруга, решила сама сделать первый шаг, чтобы вернуть счастье в семью.
 Она не была горда, она умела любить, и это было самым главным доказательством ее всесильного и возвышенного чувства.
  В кухне пахло вкусным завтраком. Как будто ничего не случилось, преданная жена занималась приготовлениями. Словно, только вчера она вышла замуж за любимого человека и старалась его порадовать умением готовить.
  Алексей вошел в дом.
- Я приготовила завтрак. Жду тебя в гостиной, - сказала с нежностью и любовью.
  Мужчина переоделся, помыл руки и молчаливо сел за стол.
- Молока? – спросила Наталия.
- Да. Спасибо, - ответил супруг.
  Она налила из графина молоко в стакан мужа, бренчали ложки, вилки, ножи, столовая посуда, возвращая в семью прежнюю гармонию.

                        продолжение читайте во 2 главе

(Чтобы получать сообщения о продолжении романа, необходимо подписаться на блог. Для этого в  поле "подписаться" введите email adress и подтвердите его нажатием кнопки "Submit". После этого введите два запрашиваемые кода на англ. языке. На ваш почтовый ящик поступит сообщение об оформлении подписки. Активируйте регистрацию вашего email, пройдя по ссылке, и получайте все новые сообщения из этого блога).